Пять шагов к успеху, или Как из банка выбить деньги на инфраструктурный проект в непростых условиях

Опубликовано: 08.08.2015 Теги: ГЧП, проектное финансирование

В любом кризисе или условиях экономической нестабильности всегда есть какие-то позитивные моменты. Ведь кризис – это как живой организм: если организм заболел и привычное лечение уже не помогает, то надо менять лечение, менять подход и лекарства. Так же и с кризисом: если появляются сложности с финансированием инфраструктурных проектов, то надо менять стереотипы, менять подходы к работе.

Из количества в качество

Вообще, если говорить о сегодняшнем рынке проектов ГЧП, а это, согласно статистике Центра развития ГЧП, порядка 600 проектов, то, к сожалению, зачастую непонятно, по какой логике они финансируются. В первую очередь речь идет о муниципальных проектах, которых на сегодняшний день около 300. И именно эти проекты имеют большой шанс через 2-3 года, если не раньше, попасть в дефолтный список. Если проект делить на стадии, то те проекты, которые уже вошли в инвестиционную фазу или стадию строительства, наиболее подвержены риску банкротства. У проектов, которые находятся уже в стадии эксплуатации, риск дефолта меньше, но тоже значительный. Проекты, которые сейчас находятся в стадии инициирования, если они правильно инициируются и со стороны заказчика, будь то регион или муниципалитет, есть желание структурировать их путем гибкости в плане разделения риска привлечения финансирования, установления определенных гарантий в случаях повышения процентных ставок или понижения,  могут быть запущены даже в сложной экономической ситуации. Время сейчас, конечно, непростое, но если правильно упаковывать проекты, то они, когда наступят более стабильные времена, взлетят, поэтому, говоря о финансировании, принципиально ничего не изменилось, кроме процентной ставки. Если мы хотим создать рынок и делать рыночные проекты, то решение нужно искать в кропотливой упаковке, разделении риска привлечения финансирования между частным партнером и государством и создавать рынок для того, чтобы проекты окупались сами по себе, без соответствующего регресса на региональные и муниципальные власти.

Конкурентные преимущества

Если говорить о конкретных показателях, которые могут сегодня сыграть решающую роль при принятии решения банков о готовности финансировать инфраструктурный проект, я бы отметил следующие:

  1. инициаторы проекта обладают соответствующим опытом и уже реализовывали аналогичные проекты; 
  2. инициаторы проекта участвуют в проекте не последними деньгами, готовы вкладывать средства и финансировать превышение сметы, берут на себя риски на строительной фазе по завершению объекта;
  3. инициаторы проекта готовы депонировать проценты на обслуживание долга на строительной фазе;
  4. инициаторы проекта готовы нанимать технических, юридических и в случае необходимости маркетинговых консультантов;
  5. в случае невозможности довнести деньги в полном объеме, требуемом банку, для выполнения основных условий сделки инициаторы проекта должны привлечь соинвестора.

Эти шаги больше относятся к частным партнерам. Со стороны государства, наверное, эти пять пунктов дополняются еще парой моментов. Первое – региональные проекты, в основном это касается нерыночных проектов, требуют существенного капитального гранта, которого в регионах в большинстве случаев нет. Это первое добавление, о котором государство должно думать. Если это дорожный проект, то проблема должна решаться через Федеральное дорожное агентство либо через государственную компанию «Автодор», поправки в деятельность которой уже вносятся, и в ближайшем будущем «Автодор» сможет работать с регионами. Второе – если проект все-таки обладает неким рыночным статусом и есть некий рыночный риск, но он не совсем удовлетворяет финансирующие организации, то, конечно, необходимо введение механизма гарантии минимального дохода, который позволит как минимум обслуживать долговые ресурсы, а лучше, чтобы эти гарантии частично или полностью покрывали возврат акционерных инвестиций и операционных затрат.

Идеальных проектов мало, а инициатив полно

Сложно выделить идеальные проекты – большинство обладает своими проблемами, одни более существенными, другие – менее. Во многих региональных проектах уже есть свои проблемы: например, проект по строительству Новосибирского моста, так называемый четвертый мост через Обь. Здесь возникла проблема с муниципальным риском, и без соответствующей поддержки со стороны региона этот риск для финансирующей организации неприемлем. Закон о концессиях уже позволяет региону выступать соконцедентом в муниципальном проекте, но есть проблемы, связанные с разделением собственности. Если земля муниципальная и соглашение предполагает плату концедента или гарантии минимального дохода, выплачиваемые из муниципального дорожного фонда, то эта плата не может направляться на собственность, которая находится у региона, – и, наоборот, региональный дорожный фонд не может быть использован для финансирования каких-то обязательств муниципалитета. И вот в этом направлении нужно работать и менять законодательство – не только изменять 115-й закон, но и Бюджетный кодекс, Земельный кодекс, чтобы соконцедентность работала в полной мере. Если же объект принадлежит только региону, то региональная концессия полностью всех устроит – и банки, и пенсионные фонды. Муниципальный риск неприемлем для финансирующих организаций. Понятно, что регион в случае чего будет помогать муниципалитету, чтобы тот выплачивал платеж за доступность либо гарантию минимального дохода. Но банкам что важно? Банкам важно видеть этот трансферт, желательно, чтобы он вообще проходил в относительной близости от банка, на его счете, но это все казначейские операции, которые никто банку не даст, поэтому вот этот риск мы как финансирующая организация на себя взять просто не можем.

Как регионам поднять неподъемную ставку

Если мы говорим о проблемах проектов, то проблема не в ставке, как сегодня считают многие, проблема – в качестве упаковки проектов, а в регионах эти вещи зачастую никто не понимает. Существует ряд прецедентов, когда просто берется договор аренды, в котором меняется название на концессионное соглашение, и рядом уже стоит готовый подрядчик, который его легко подписывает, идет в банк, банк смотрит не на проектные риски, а смотрит на баланс этого подрядчика и кредитует его – условно на один год. Год проходит, наступает кризис – что становится с подрядчиком или с банком? Наступает дефолт, потому что он не может рефинансировать кредит, это приведет к недострою объектов, если они строились, к невыполнению обязательств по программам модернизации на местах, а может быть, и к банкротству и отзыву лицензий у банков, которые работают в регионах. И это все вопрос качества заказчика, качества упаковки. Получается, что физически некому упаковывать эти проекты на уровне муниципалитетов или даже некоторых регионов. При этом основной рекомендацией для государства остается генерация как можно большего числа проектов и на федеральном, и на региональном уровне. А чтобы при количестве не было утери качества, для этого и нужны такие ассоциации, как Центр развития ГЧП. А то получается, что банки готовы финансировать проекты ГЧП, а проектов нет. Точнее, они есть, но они неграмотно упакованы и не финансируемы в нашем понимании.

Неоптимальное законодательство

Законодательство всегда может находиться не в оптимальной форме. Его всегда можно корректировать, но у нас уже есть основное законодательство, на основании которого можно делать проекты, и мы их уже делаем и финансируем. Какой-то рынок проектов уже созрел, есть кейсы, есть правоприменительная практика, есть даже судебные кейсы. Вопрос в том, что мы должны делать в рамках инвестиционной стратегии развития регионов и государства в целом. Мы должны делать, что нам нужно: нужны дороги – значит, мы должны строить дороги, нужны электростанции – строим электростанции, должны производить подвижной состав – значит, должны производить подвижной состав. Это все достаточно глобальная тема, и если взять конкретный регион, то у него всегда есть стратегия развития, сейчас у губернаторов есть свои kpi, в том числе в плане ГЧП. Наверное, губернаторы озаботятся через несколько лет, что надо создать определенное количество рабочих мест, удвоить валовый региональный продукт, увеличить количество налогов в бюджет и т.д. Надо четко строить финансовую модель развития, бюджетную модель развития региона, нужно заботиться о своем рейтинге, нужно понимать, как это реализовать. Наверное, есть две системы – можно условно обложить бизнес налогами сейчас и поднять доходную часть своего бюджета, но при этом бизнес завтра уже загнется, и ничего не будет, а можно инициировать правильные инфраструктурные проекты, и через 3-5 лет, когда они выйдут из строительной фазы, постепенно получать дополнительные доходы в бюджет. Это вопрос очень комплексный. Но в основе этого комплексного вопроса лежат качество упаковки проектов и профессиональные качества управленцев, которые этой упаковкой должны заниматься.  

Источник: ГЧП-журнал



comments powered by HyperComments